?

Log in

No account? Create an account

Заработал сайт журнала.
moskvam
Завершены работы по созданию новой версии сайта журнала "Москва".
Несколько дней назад сайт был запущен в космос виртуальное пространство.
Заходите в гости!
Адрес сайта:
http://www.moskvam.ru/















Июльский номер
moskvam

Журнал "Москва" представляет содержание июльского номера за нынешний 2010 год.

Содержание

Поэзия и проза

Иван Савельев. Вселенской музыкою сфер. Стихи

Владимир Березин. Без потери личного состава. Рассказ

Игорь Штокман. Не уноси меня, река! Рассказы

Михаил Попов. Вивальди . Роман

Владимир Скиф. Среди взорванных буден. Стихи

Любовь Гордеева. И слово обретает звук . Стихи

Культура

Роман Семенов.  Не мудрствуя лукаво

Публицистика

Вячеслав Румянцев.  Великий Питиунт и его окрестности (Путевые заметки великоросса по поводу Абхазии)

Цилли Келлер.  Успешная блокада в Дрездене

Вадим Колмаков. Забытый консерватор

Русские судьбы  

Элла Матонина, Эдуард Говорушко. У травы забвения свой век

Домашняя церковь

Юрий Максимов. Стоит ли убивать кротов, или Как не попасть впросак при чтении современной православной литературы

Екатерина Домбровская-Кожухова.  «Летит обжорливая младость...»

 


Чтения о русской поэзии (восьмое чтение. Отрывок)
moskvam

Николай Калягин

...Известно, что Пушкин после смерти Дельвига начал набрасывать статью о нем. Статья не была дописана, но о главном, думается мне, Пушкин успел рассказать: «Способности его развивались медленно. Память у него была тупа; понятия ленивы. На 14-м году он не знал никакого иностранного языка и не оказывал склонности ни к какой науке. В нем заметна была только живость воображения. Однажды ему вздумалось рассказать нескольким из своих товарищей поход 1807 года, выдавая себя за очевидца тогдашних происшествий. Его повествование было так живо и правдоподобно и так сильно подействовало на воображение молодых слушателей, что несколько дней около него собирался кружок любопытных, требовавших новых подробностей о походе. Слух о том дошел до нашего директора <…> Дельвиг постыдился признаться во лжи столь же невинной, как и замысловатой, и решился ее поддержать, что и сделал с удивительным успехом…» Пушкин особо подчеркивает: «Дельвиг, рассказывающий о таинственных своих видениях и о мнимых опасностях, которым будто бы подвергался в обозе отца своего, никогда не лгал в оправдание какой-нибудь вины, для избежания выговора или наказания».

Вот корень того удивления и того восхищения, которые Пушкин неизменно испытывал по отношению к Дельвигу. В нем он столкнулся впервые с веществом литературы, которое есть вымысел. Существует множество авторов, «которые не писали бы, если бы не читали написанного прежде их другими», такие люди тасуют слова, как колоду карт, а затем приступают к сдаче: «творят», приписывая слово к слову. Но прирожденный писатель имеет дело с живыми картинами и музыкальными фразами, которые реально стоят перед глазами, которые реально звучат в ушах. Юный Дельвиг, ни строчки еще не написавший, видит перед собой неотвязную, хотя и несуществующую реальность, рассказывает о ней товарищам и, к великому своему смущению и радости, обнаруживает, что рассказ принят товарищами за истину...

Много позднее Вяземский столкнулся с той же особенностью Дельвига и, так же как Пушкин, был поражен ею. Надо заметить, что Дельвиг с Вяземским проживали в разных городах и знакомы были мало. («Арзамасские друзья Пушкина не были друзьями Дельвига» — очень важное наблюдение Томашевского!) Можно предположить, что Вяземский ревновал Пушкина к Дельвигу, — не ревновал, а, скажем, не до конца понимал, что находит Пушкин в этом мешковатом, нелюдимом господине с его тупой памятью и ленивыми понятиями.

Read more...Collapse )


В аду Заксенхаузена
moskvam

Михаил Румянов
(Отрывок из книги «Русские во французском Сопротивлении»)
Я бывший узник Заксенхаузена. Мой номер 96830 — его я запомнил на всю жизнь, как и все то, что пришлось пережить здесь в 1944—1945 годах... В боях на Украине я был ранен и схвачен немцами. Вскоре удалось бежать, спрятаться на какое-то время в украинской деревне. Затем, поправившись, пытался перейти через линию фронта к своим. Не удалось — был схвачен и оказался на юге Германии,  на вагоноремонтном заводе в Саарбрюккене, в так называемом лагере восточных рабочих...
Мой первый штрафной лагерь назывался «Гольде Брем». Находился он недалеко от города Форбах, в Лотарингии. Подъем здесь был в 3 часа утра, отбой — в 23 часа. Пища — черпак брюквенной баланды. Нам не давали ни минуты покоя: на лагерном плацу мы должны были часами напролет бегать, ложиться, вставать, идти гусиным шагом, ползти. Попробуй что-нибудь не сделать! Надсмотрщики с плетками рядом. И так 15 суток. В свой лагерь я вернулся едва живой. И, рассказывая товарищам о том, что пережил, думал, что хуже ничего на свете быть не может. Как же я ошибался! Тогда я еще не знал, что есть на земле такое место, которое называется Заксенхаузен. 

Read more...Collapse )


Илье Глазунову — 80 лет.
moskvam

Валентин Новиков

На службе России

Печатается по: Новиков В.С. Илья Глазунов. Русский гений. М.: Эксмо: Алгоритм, 2009.

Природный талант, сориентированный на высшие духовные ценности; неистощимое упорство в овладении профессиональным мастерством и наследием русской и мировой истории и культуры, помноженное на фантастическую работоспособность (поражающую по сей день); огромный запас жизненных впечатлений и понимание цены человеческому страданию — эти слагаемые определили раннее вызревание, кристаллизацию личности Глазунова, художника яркой творческой индивидуальности.

— Я считаю, что каждый интеллигент, — скажет впоследствии он, — это миссионер, охраняющий национальные традиции своего народа в их интернациональном значении. Я никогда не принадлежал ни к одной группировке, не был членом партии, стремясь в меру отпущенных мне сил служить Богу, совести и России, всячески обретая и сохраняя основы русского национального самосознания, традиции и памятники культуры нашего народа...

 

Read more...Collapse )


Олег Будин. Стихи
moskvam

*  *  *
На отдаленном чердаке
Уже поставили растяжку,
И жесткий провод на чеке
Не даст спасительной поблажки.
Пусть невидимка у окна
Теперь посмеет появиться —
На чердаке ему хана,
Взлетит к чертям двурукой птицей.
Он нас неделю напрягал
Из перекошенного сруба,
Не то дразнил, не то играл —
Пальнет и смоется оттуда.
И мы не дремлем до утра,
Впиваясь в ночь с другого края…
Сучара, где же ты? Пора.
Давай. Сегодня поиграем.
И проникающим огнем
Под небо в темноту ворвался
Чердачный взорванный проем.
Каюк злодею — отыгрался.
Но нараспашку грудью вверх
Лежал мальчишка с автоматом:
Играл в войну, играл за тех,
Кто проклят был солдатским матом.

 

Read more...Collapse )


Июньский номер
moskvam

Журнал "Москва" представляет содержание июньского номера за нынешний 2010 год.

Содержание

Валентин Новиков. На службе России. К 80-летию Ильи Глазунова 

ПОЭЗИЯ и Проза

Евгений ИЗМЕСТЬЕВ. По чистой воде. Стихи

Михаил ПОПОВ. Вивальди. Роман

Олег Будин. Осколок эпохи грядущей. Стихи

Нина МОЛЕВА. «Я каюсь! Я гусар...» Главы из романа

Анатолий КУРАСОВ. Когда проглянет просинь. Стихи
 

ПУБЛИЦИСТИКА

Владимир СЕМЕНКО. О ложных альтернативах

Григорий САЛТУП. Опять виноваты?  

КУЛЬТУРА

Николай КАЛЯГИН. Чтения о русской поэзии
 

Русские судьбы

Михаил Румянов. В аду Заксенхаузена

ЛИТЕРАТУРНЫЙ КЛУБ

Нурлан ОРАЗАЛИН. «Грядет за веком — новый век...» Стихи

Александр ГРОМОВ. Государственное дело. Рассказ

Владимир Серен-оол. Привал у ручья. Стихи

Александр АМУСИН. Борис и Марья. Рассказ

Наталья ЛАЙДИНЕН. Солнечные стрелы. Стихи
 

ДОМАШНЯЯ ЦЕРКОВЬ

Максим ЯКОВЛЕВ. Слово о храме Воскресения в селе Васильевском 


Грамота воеводы князя Пожарскаго
moskvam

съ товарищами и всехъ ратныхъ людей изъ Ярославля къ Вычегодцамъ, о всеобщемъ ополченiи городовъ на защиту отечества, о беззаконной присяге князя Трубецкаго, Заруцкаго и казаковъ новому самозванцу и о скорейшей присылке выборныхъ людей въ Ярославль для земскаго совета, и денежной казны на жалованье ратнымъ людямъ. — 1612, Апреля 7.

Къ Соли Вычегоцкой, архимандритомъ и игуменомъ, и протопопу, и попомъ, и дьякономъ, и всему освященному собору, и господамъ Семену Ивановичу да Максиму Яковлевичу да Миките Григорьевичу съ братьею, и старостамъ, и целовальникомъ, и посадскимъ людемъ, и стрелцомъ, и пушкаремъ, и затинщикомъ, и всякимъ жилецкимъ и уезднымъ людемъ: бояре и околничiе, и Дмитрей Пожарской, и столники, и дворяне болшiе, и стряпчiе, и жилцы, и головы, и дворяне и дети боярскiе всехъ городовъ, и Казанского государьства князи и мурзы и Татаровя, и розныхъ городовъ стрелцы и пушкари и всякiе служивые и жилецкiе люди, челомъ бьютъ. По умножению греховъ всего православного крестьянства, по праведному прещенiю неутолимой гневъ на землю нашу наведе Богъ: первое прекротилъ благородный корень царьского поколенiя; потому же произволи владети Великою Росiею, изъ синклиту Царьского Величества, Царю Борису, его же державьство скоро прекроти. Потомъ же, за умноженiе греха, а по действу дьяволю, возста на насъ предотеча богоборнаго Антихриста, отъ чина иноческого Гришка Отрепьевъ, и своимъ злымъ умысломъ и по вражью действу избежалъ въ Полшу и тамо безчисленыхъ и богомерскихъ ересей исполнился, и вместо крестьянскiя веры Греческого закона Люторскую и проклятую веру возлюбилъ, и безстудно нарекъ себя Царемъ Дмитреемъ, и своимъ злымъ чародействомъ наскочивъ на царьскiй престолъ и хотелъ нашу православную крестьянскую веру попрати и превратить въ Латынство, и вместо апостолскихъ церквей проклятые Римскiе костелы учинить; милосердый же Богъ, по своему неизреченному милосердiю, не хотя его злого помыслу исполнити, вскоре его пагубной смерти предалъ.Read more...Collapse )


Воины железной хватки
moskvam

До сих пор до конца не оценен вклад сибиряков в дело Великой Победы. А ведь воины-сибиряки участвовали во всех сражениях самой страшной в истории человечества войны: на Рейхстаге поставили свои автографы «сибирские медведи». Первыми из сибирских соединений с врагом встретились бойцы легендарной 16-й армии под командованием генерал-лейтенанта М.Ф. Лукина. В районе Шепетовки, а затем под Смоленском ее дивизии вступили в бой. Ожесточенное сопротивление 22 июня 1941 года вражеским частям на реке Прут оказали воины 30-й Иркутской дивизии.

 

Read more...Collapse )

 


Московская праведница
moskvam

Протоиерей Владимир Чугунов


О жизни схимонахини Варвары (Голубевой)

(родилась 3 декабря 1910 года — умерла 26 августа 1997 года)

 

Отчего так? Пока жив человек, мы не придаем особенного значения его пребыванию между нами, все-то нам кажется, так будет всегда, и только когда эта «живая книга» захлопывается вратами смерти, мы как за соломинку хватаемся за то малое, что осталось в нашей текучей, как песочные часы, памяти … И как горько, как тяжело осознавать, что эта «живая книга» уже никогда не раскроется перед нами, не услышим мы в ответ на наши «больные» и «неразрешимые» вопросы ни одного ободряющего, вразумительного слова. А сколько значили при этом интонация голоса, взгляд, улыбка! О, это были не просто слова! Это были слова жизни! А теперь лишь отзвуки: «Деточка, ты не прав» или: «Чего нам, деточка, бояться? С нами Бог!» Только теперь понимаешь (и понимаешь ли?) всю глубину сказанных в книге Серафима Роуза слов, которые написал человек о своем духовном отце — архиепископе Иоанне (Максимовиче), портрет которого стоял на столе в келье матушки Варвары рядом с иконой преподобного Серафима Саровского: «Такого отца у меня уже не будет. Подумайте только! Звонит мне в 12 часов ночи из Франции в Америку и говорит: “Иди спать. Все, что сейчас просишь в молитве, получишь”». То же мог бы сказать, наверное, и каждый из тех, кто знал матушку Варвару: «Такой матери у нас уже больше не будет».

Представьте себе ясный июльский полдень. Сквозь небольшие оконца глубоко посаженных в метровую толщину монастырских стен падают снопы солнечного света, пробиваясь сквозь неплотно задернутые занавески. И в келье от этого радостно и светло. Мирно течет за послеобеденным чаем беседа… Все как всегда, как обычно после воскресной литургии, за которой молились час назад в недавно открывшемся, еще не отреставрированном после долгих лет безбожного засилья соборе в честь Рождества Пресвятой Богородицы, что в соседстве знаменитой Лубянки. И вдруг — полный мрак! Словно кто напрочь захлопнул плотные ставни или на улице произошло мгновенное полное солнечное затмение. В наступившей темноте видны лишь «афонские» точечки огоньков нескольких лампад… Жуть, почти осязаемая, наполнила келью. Напряженная, что-то выжидающая тишина. Никто не знает, что это и что делать.

И только матушка поднимает руку и начинает крестить окна. Их два. Чернота внезапного мрака начинает редеть, редеть, размываясь как тушь со стекла, и вот уже опять солнечный свет заполняет келью.

— Матушка, что это?

— Враг, — спокойно и просто отвечает она.

И это так же для нее очевидно и обыкновенно, как для простого смертного его собственные враги и недруги.

Наперед хочу заметить, что все эти «чудеса» только для нас, погрязших в мирской суете, казались и теперь кажутся чем-то необыкновенным, эти же «рабы Божьи» жили и живут в ирреальном мире точно так же, как мы в реальном. Я знал, например, одну монахиню, жившую возле Троице-Сергиевой лавры, которую тот же самый «враг», затемнивший Божий свет июльского полдня, поднимал во время коленопреклонной молитвы на метр в воздух и что есть силы бил об пол. И ничего ей не вредило. А все потому, что у монахини этой яйцо всмятку варилось столько-то Иисусовых молитв, в мешочек — столько-то, вкрутую — столько-то… И это буквально во всем строе ее жизни. Такая своеобразная непрестанная память о Боге, молитвенное пред Ним предстояние…

Read more...Collapse )